17 Января 2019
11 Шват 5779
Недельная глава:
Бешалах

06 Января 2019

Время, деньги, евреи

Евреи любят деньги — и у них этих денег много! Так утверждают наши недоброжелатели и со вздохом признают друзья. Ну, утверждение «много» автор готов опровергнуть личным примером, а вот насчет «любят» — давайте разбираться...

Яков Тиренс. «Взвешиватель золота»

 

Вы будете смеяться, но у деньголюбивых евреев в языке нет слова «деньги». Тут внимательный читатель должен возмутиться и сказать: «Па-а-азвольте!» Или «Па-а-апрашу!» Как это — нет? А слово «кэсэф»? Да, слово «кэсэф» есть, вот только его исконное значение — «серебро». Чувствуете неувязочку? Если уж деньги для евреев так важны, то, казалось бы, должны быть отдельные слова для купюр и ассигнаций, для монет юбилейных и обычных, для ветхих денег, для вновь отпечатанных и бумажек средней степени износа, для конвертируемых и не очень, для специальных расчетных знаков и так далее и тому подобное... Но ничего подобного в современном еврейском языке нет. Похоже, что отсутствие слова «деньги» израильтяне переносят легче, чем отсутствие самих денег.

 

Более того, деньги — вовсе не еврейское изобретение. В отличие от теории относительности, сионизма и психоанализа, к изобретению денег евреи непричастны. Первыми изготовлением монет начали заниматься жители Лидии (там, где правил царь Крез), потом за ними потянулись финикийцы и египтяне. А евреи... а что евреи? В давние-давние времена пастухи (а наши праотцы были преимущественно пастухами), так вот, пастухи всегда имели под рукой замечательную валюту — за овечку или барашка можно было приобрести практически все, что необходимо пастушеской душе и в пастушеской жизни... Конечно, если этого было недостаточно, то тогда уже в дело вступал универсальный заменитель. У некоторых народов такую роль выполняли тропические раковины-каури, у некоторых — камни-жернова, но наши предки в подобных случаях пользовались серебром! Именно серебром, а не золотом. Вообще, евреи, вплоть до времен римского владычества, признавали золото только как декоративный материал. И даже при покупке золота его стоимость определялась мерами серебра. А меры эти, как и во всем древнем мире, были различны. Иногда весьма и весьма различны. Скажем, небезызвестный талант — греко-персидско-вавилонско-римская мера веса — в разное время и в разных местах колебался от 16 грамм до 25 килограмм!

 

В еврейской традиции таких существенных разбросов, естественно, не было, но и там меры веса могли отличаться. Например: мера веса с одним и тем же названием в Иудее и Галилее — две, пусть и небольшие, но разницы; меры веса до и после разрушения Второго Храма отличаются примерно на 20%; во времена составления Талмуда существовали две денежные системы: «деньги Тира» и «государственные деньги». Обе использовали одни и те же названия, причем те, что применяются в Торе, но «государственные деньги» (а в Талмуде используются именно они) составляли 1/8 от «денег Тира», которые, в свою очередь, составляли часть от денежных единиц Торы…

 

Польские монеты с надписями на иврите

Сложно? Сложно... А теперь представьте себе, каково было тогдашним людям. Возьмем, например, шекель. Существует современная израильская валюта «новый шекель», но она не имеет ничего общего с шекелями прежними. «Новые шекели» не такие уж и новые, они даже успели подвергнуться дефляции в 1000 раз, и, кроме того, прежние шекели были мерой веса. Это как если бы у нас деньги измерялись килограммами. Хотя, англичане ведь тоже расплачиваются фунтами…

 

Так вот, о «тех» шекелях. Шекель времен Талмуда составлял 2 динара или половинку села — приблизительно 4,6 г. А помните эпизод с покупкой Авраhамом-авину пещеры Махпела? Тогда у него с милой улыбкой взяли 400 больших торговых шекелей. В комментариях Раши к этому эпизоду говорится, что это были «сотенные» шекели, то есть, каждый из них в сто раз превышал обычный. Сколько это? Учитывая, что по законам Хаммурапи среднегодовой заработок вавилонского рабочего составлял от 6 до 8 шекелей, можете представить себе размеры этой суммы. Или вес. Как вам удобнее... В любом случае, цифры впечатляют. Речь идет о тоннах серебра или о миллионах долларов (в переводе на современные деньги — около 40 миллионов долларов). Кроме этих, был еще «шекель hа-койдеш» (священный, или посвященный, шекель), упоминаемый в Торе. Именно такими шекелями выкупали первенца (пидьон hа-бен) и половину такого шекеля ежегодно жертвовали на Храм.

 

 

Средневековые ростовщики

И чтобы окончательно вогнать читателя в уныние — вот краткий и неполный перечень денежных единиц времен Талмуда: динар, золотой динар, шекель, села, мане, кикар, прута, исар, пундион, маа, истера... Достаточно или продолжать?

 

И все-таки, несмотря на сложности расчетов, евреи к деньгам привыкли и стали ими интенсивно пользоваться. А где есть деньги, там обязательно появляются люди, у которых их много (и, соответственно, мало). И тогда возникают новые сложности. Например, проблема седьмого года (шмита). Согласно закону, в каждый седьмой год аннулируются долги. Но, если вы одалживаете деньги в шестой год, то уже тогда, честно говоря, шансов на возвращение долга у вас мало. А уж одолжить деньги в седьмой год — это все равно, что их просто подарить. Таких альтруистов, понятное дело, немного, и занять деньги в шестой-седьмой год становится практически невозможно. И нашими мудрецами был найден выход. Называется эта процедура прозболь, и состоит она в том, что человек, одалживающий кому-нибудь что-либо, например, деньги, объявляет их общественной собственностью, поручая еврейскому суду ими распорядиться. Взыскивать общественные долги можно, и, получив деньги, суд распоряжается ими по своему усмотрению, то есть отдает первоначальному владельцу.

 

Шли годы. В крупнейших центрах диаспоры — в Вавилоне и Александрии евреи успешно занимались ссудными операциями, налогами, взиманием таможенных сборов. В частности, еврейские финансисты были кредиторами Антонии — матери императора Клавдия — и эфиопской царицы Кандасы. Но здесь возникло новое препятствие.

 

 

XIX век. Так печатали доллары.

 

В иудаизме, так же, как и в возникших на его основе христианстве и исламе, существует еще один запрет — на отдачу денег под проценты. Нарушители подвергаются страшному наказанию — после прихода Мошиаха они не будут воскрешены из мертвых. Закон этот соблюдается настолько тщательно, что даже простое «спасибо» при возврате денег уже рассматривается как нарушение, ведь вы брали какую-то сумму, а отдаете сумму и «спасибо»! Запрет на ростовщичество — это очень мудрый и справедливый закон, который идет на пользу, как сейчас модно говорить, социально-слабым слоям, однако оборотистому человеку в таких условиях приходится нелегко. Трудно найти человека, готового дать деньги на твой бизнес, — вместо того, чтобы направить их на расширение собственного. И тогда нашими мудрецами была введена процедура hитер иска (примерный перевод термина — «разрешение работы»). Суть его состоит в том, что кредитор не одалживает вам деньги, а покупает часть вашего дела, то есть, становится компаньоном и, соответственно, имеет право на прибыль. Правда, при этом возникает вопрос: а если предприятие терпит убытки? Они тоже делятся между компаньонами? Да, но для этого в hитер иска есть несколько пунктов, согласно которым вы можете требовать, чтобы кредитор разделил с вами часть убытков. Но составлены эти пункты таким образом, что выполнить их условия очень тяжело, практически невозможно. В результате получается деление прибыли, сильно напоминающее выплату процентов, но таковым, с юридической точки зрения, не являющееся. В Израиле все банки обязательно подписывают такие договора. На Украине кредитных учреждений с hитер иска нет, хотя один из одесских банков уже заинтересовался этим вопросом, и сейчас документы находятся в стадии проработки.

 

Но вернемся к нашей истории. Так получилось, что последние полторы тысячи лет евреям пришлось интенсивно заниматься денежными операциями, и на то было множество причин. Во-первых, во многих местах евреи были чуть ли не единственной грамотной группой населения. Во-вторых, в условиях непрерывных преследований и изгнания обзаводиться серьезным недвижимым имуществом было опасно: в любую минуту оно могло сгореть, быть конфисковано или в случае изгнания продано за бесценок. Деньги были компактнее и надежнее. Кроме того, упоминавшийся ранее запрет ростовщичества... Ни мусульмане, ни христиане не нашли на тот момент путей его преодоления, поэтому основная масса кредитных операций попала в руки евреев.

 

 

Шекели времен Второго Храма

 

В исламских странах, как правило, все деньги общины хранились у богатейшей семьи, которая одновременно аккумулировала излишки денег богатых мусульман. Однако, при смене фаворита султан нередко конфисковывал имущество попавшего в немилость сановника, прихватывая заодно и чужие деньги... Так что это было чревато. При этом ни одно известие о еврейском финансисте халифов не обходится без описания его трагической гибели. Тем не менее, выхода не было — приходилось работать дальше.

 

В Европе евреи успешно занимались банковским делом примерно до XIII века, когда выходцы из североитальянской Ломбардии начали теснить конкурентов. Дело не обошлось без, как принято сейчас говорить, «черного пиара», в результате чего евреям как «кровопийцам трудового народа» было запрещено давать деньги в рост. Кончилось это печально для оберегаемого «трудового народа», потому что у христианских ростовщиков проценты никогда не опускались ниже 33, нередко доходя до 100 (так много брали за риск и презрение окружающих).

 

Итак, евреям было вновь разрешено вернуться к банковским операциям. В Англии, Франции, Фландрии, Испании... Впрочем, в 1290 году евреи были изгнаны из Англии на 400 лет, и своего ростовщика-еврея Шейлока Шекспир списывал со своих соотечественников (сам он ни одного еврея в жизни не видел).

 

 

Так выглядели еврейские монеты в разные периоды

 

Еще одним финансовым гением на службе королей был дон Ицхак Абарбанель — министр финансов при дворе испанского короля Фердинанда. Приняв из рук короля нищую казну, он сумел в короткий срок ее наполнить. Более того, усилиями дона Ицхака (и за его счет) был организована свадьба Фердинанда и принцессы Изабеллы. Кончился этот брак, как вы помните, изгнанием евреев из Испании. Дон Ицхак старался всячески отвлечь Фердинанда и Изабеллу: на еврейские, в основном, средства была снаряжена экспедиция Христофора Колумба, но увы…

 

В те же времена в Польше евреи занимались чеканкой польских монет. Государственных Монетных дворов тогда не существовало, право чеканить монету можно было купить, но, видимо, было это не очень выгодно, раз ясновельможные паны отдали это дело евреям. И вот, на краковском монетном дворе изготовлялись польские монеты с ивритскими и польскими надписями типа: «Мешко мелех» (Мешко король), «Мешко — крул польск» (Мешко — король польский), «Броха Мешко» (Благословение Мешко), а также «Авраhам Йосеф», «Йосеф Калиш», «Рабби Авраhам бен Ицхак Нагид» и «Веселись, Авраhам, Ицхак и Яков».

 

Среди евреев-банкиров последних столетий (а их очень и очень много, и на всех времени не хватит) следует просто назвать Якова Зюскинда («еврей Зюсс»), разделившего печальную судьбу очень многих придворных евреев, Ротшильдов, Поляковых, Гинцбурга, Саломона и Мозеса, финансировавших войска Джорджа Вашингтона, Якова Шиффа, убедившего правительство США выступить в Первой мировой войне на стороне России и против Германии, Джорджа Сороса — финансового гения второй половины XX века.

 

Впрочем, это уже другие истории...